Общество

«Нельзя за автомобилем следить,
а про себя забыть»

Каково быть автогонщицей в России

Автор: Анна Попова

23 августа

За романтическим образом гонщиков скрываются физические и психологические перегрузки, долгие разлуки с семьёй, а также профессиональные болезни вроде проблем с венами. Прибавьте к этому риск разбиться насмерть. Специально для Homo Sedens журналистка Анна Попова поговорила с питерской гонщицей и тренером Илоной Накутис о том, как водители справляются со стрессом и малоподвижностью, чем жертвуют ради успеха в автоспорте, почему разлука с близкими в такой профессии неизбежна и куда идти, когда спортивная карьера подходит к концу.

Горим в машине

— Автоспорт — опасное занятие. Он не для всех. Нужно быть готовым к аварийным ситуациям. Лётчики во время Второй мировой войны любили рисовать звёздочки на бортах по числу сбитых самолётов. Если бы гонщики так же считали аварии, у меня было бы семнадцать звёздочек. Я много раз переворачивалась. Но серьёзных травм никогда не было. Может быть, всё дело в том, что я умею концентрироваться, — объясняет Илона.

Она говорит чётко и быстро, много шутит и держится так, будто мы знакомы очень давно. Во время нашего интервью я сижу в полупустом кафе, между мной и Илоной почти 800 километров, но у меня ощущение, что она сидит напротив. Я спрашиваю Илону, как не поддаваться панике во время форс-мажорных ситуаций во время гонок. Она на секунду задумывается.

— В такие моменты у меня абсолютно холодная голова. Однажды я ехала со своим учеником, молодым пилотом Максом. Наша машина загорелась. Конечно, у нас была система пожаротушения, но я-то знаю, что это очень дорогое мероприятие. И вот мы едем в горящей машине и спокойно рассуждаем, включать нам систему пожаротушения или нет. В конце концов я махнула рукой: «Ладно, включай».

Конёк Илоны — ралли. От кольцевых гонок вроде «Формулы-1» ралли отличается колоссально. Если «кольцевики» катаются в одиночку по асфальтовому кругу, то раллистам нужно ездить по участкам дорог общего пользования и преодолевать препятствия вроде трамплинов и крутых поворотов. Ралли — командная работа, тут нельзя быть спортсменом-индивидуалистом: по словам Илоны, «раллисты, как ВДВ, своих не бросают».

В машине всегда присутствуют двое: пилот, отвечающий за управление автомобилем, и штурман, который берёт на себя роль помощника — ведёт расчёты, пишет и озвучивает стенограмму (краткое образное описание конфигурации трассы и предполагаемых действий пилота, то есть некое руководство к действию), а также взаимодействует с организаторами и судьями.

Стенограмму пишут за несколько дней до ралли. Во время ознакомительного проезда по трассе пилот диктует «сценарий», штурман записывает за пилотом, а затем диктует стенограмму так, чтобы пилот мог планировать свои действия на слепых поворотах и особенно трудных участках дороги. Без стенограммы пройти ралли практически невозможно: гонщик будет ехать либо слишком медленно, либо, скорее всего, разобьётся на высокой скорости.

«Бензин в крови»

Гонщики рискуют своим здоровьем не только из-за аварий, но и из-за того, что часами сидят в автомобиле почти неподвижно. У водителей есть свои «профессиональные» болезни. Если, например, балерины часто сталкиваются с болью в ногах и деформацией пальцев, то автомобилисты, по словам Илоны, находятся в зоне риска таких заболеваний, как сердечная недостаточность, варикоз, геморрой и ожирение.

— Теперь я шучу: из-за занятий танцами в детстве у меня почти отказали ноги, а после гонок — руки, — рассказывает Илона и добавляет, что танцы и гонки похожи тем, что и там, и там выкладываешься на полную, максимально мобилизуешь организм. И отчасти жертвуешь своим здоровьем ради достижения результатов.

Я интересуюсь у Илоны, почему она решила заниматься именно автогонками — неужели мечтала об этом с детства? В ответ Илона смеётся:

— Нет. Хотя у меня по маминой линии все связаны с театром, кроме деда, а вот по папиной — напрямую с автомобилями. Дедушка-литовец, Александр Накутис, один из первых водителей в Санкт-Петербурге, участник Великой Отечественной. Он всю жизнь проработал с машинами и привил мне любовь к автомобилям. В семнадцать лет я уже умела разбирать и собирать подвески, двигатели, в общем, была спортивным механиком. А это уже статус! Другой дед строил в сороковые федеральные дороги на Кавказе, мосты, а потом атомные электростанции. Папа учился в МАДИ и был прекрасным водителем. Так что «бензин в крови», как говорится.

В детстве Илона хотела работать клоуном и пошла учиться в цирковую студию. Потом стала заниматься танцами, но построить карьеру танцовщицы не смогла из-за проблем со здоровьем. В семнадцать лет она ушла из танцевальной студии. Мать настояла, чтобы она пошла получать образование секретаря-машинистки. Теперь Илона думает, что это был важный поворот в её судьбе.

— В училище нам преподавали стенографию. Это меня очень заинтересовало. Только сейчас я понимаю, почему: на самом деле стенография имеет потрясающую систему записи. В классическом ралли гонщики, по сути, как раз пишут стенограммы.

Сегодня у Илоны есть свой метод, стиль и целый арсенал «образов» для написания стенограмм классического ралли. Илона убеждена, что её ученики всегда результативны. Часть из них — обладатели кубков России, мастера и кандидаты в мастера спорта. Результативный женщина-тренер в ралли — явление редкое, смеётся Илона и добавляет, что копировать её стиль бесполезно. Стенограммы, дороги, машины и напарника надо чувствовать. Это как с музыкальным слухом: либо он есть, либо нет.

Водителям нельзя без спорта

Илона танцевала в детстве и привыкла заниматься спортом. Для гонщиков физическая активность очень важна.

— Когда постоянно сидишь за рулём, надо в обязательном порядке делать хотя бы зарядку по утрам. Заниматься растяжкой, гимнастикой, разминкой суставов, особенно рук. Гонки — нереальный стресс для организма, так что проблем со здоровьем у гонщиков бывает море. У меня бывало такое, что я выходила из машины после финиша и у меня ломило мышцы от напряжения, — замечает Илона. — Мне повезло: я привыкла заниматься спортом. У меня есть чувство дисциплины. Так что я хожу в зал два раза в неделю.

Спорт для Илоны не просто хобби, а необходимая мера для поддержания формы. С возрастом водители всё чаще жалуются на боли в плечах и шее, некоторые страдают от повышенного кровяного давления. Кроме того, согласно исследованию, проведённого в 2016 году американскими, французскими и бразильскими специалистами, раллисты испытывают сильный психофизиологический стресс, который оказывает влияние на гормональные процессы и метаболизм. Учёные считают, что автогонщикам следует заниматься аэробикой и силовыми тренировками, а также правильно питаться, чтобы быть физически и психологически подготовленными к гонкам.

— В моей жизни был момент, когда я работала в автопарке с профессиональными водителями. Там трудилось 174 мужчины. И только трое из них занимались физкультурой и пытались вести более-менее здоровый образ жизни. На мой взгляд, это ненормально. Нельзя следить за автомобилем, а про себя забыть. На самом деле, большинству водителей просто лень заниматься спортом, — поясняет Илона.

Она отмечает, что водители злоупотребляют алкоголем и жирной пищей. Илона же старается правильно питаться, отказывается от фастфуда и сахара. Единственное, что ей хотелось бы изменить, — почаще заниматься спортом.

— Я бы каждый день ходила в зал, но некогда, — вздыхает она. — Говорят, когда-то давным-давно Земля крутилась медленнее и в сутках было тридцать шесть часов, а не двадцать четыре. Мне очень не хватает этих дополнительных двенадцати часов. Тогда бы я в и зал успевала ходить каждый день, и преподавать, и с семьёй время проводить, и петь бы научилась, и даже летать на вертолёте. Но увы, время работает против нас.

Криминал девяностых

За тридцать лет карьеры Илона стала мастером спорта, призёром этапов чемпионата Европы в 2001 году и чемпионом России в 2007-м, успешным тренером, открыла центр водительских тренингов DriveClass в Санкт-Петербурге, прерывала свою карьеру и всегда возвращалась обратно. Сегодня Илона тренирует молодых автогонщиков и учит приёмам контраварийного вождения всех желающих. Она убеждена: вся её жизнь была подготовкой к участию в ралли, а потом — к тренерскому делу.

— Когда я не знала, куда идти и чем всё-таки заняться в жизни, мне приснился один удивительный сон, — рассказывает Илона. — Как будто ночью я еду на машине по гравийной дороге с какой-то женщиной. Её лица я не вижу. Мы едем очень быстро, прыгаем с трамплина, и во время приземления я чувствую, что стала одним целым с автомобилем. Мне кто-то кричит: «Мчи! А то конец». И я гоню всё быстрее и быстрее, пока не пересекаю финишную прямую. Потом вокруг меня оказывается много людей, все аплодируют — и я просыпаюсь. Это стало отправной точкой: я заинтересовалась гонками.

Первый раз Илона прервала карьеру автогонщицы в девяностых. В 1989 году она уже ездила в сборной Санкт-Петербурга и участвовала в международных соревнованиях. Но потом начались «лихие девяностые». Тогда резко выросло число безработных. Некоторые спортсмены уходили в криминал и становились частью преступных группировок (недаром в сериале «Бригада» один из друзей главного героя Александра Белова, Валера Филатов, боксёр). Там профессионалы были востребованы. Кризис затронул в том числе автоспорт.

— По сути, в стране была настоящая революция. Наш спортивный клуб затрещал по швам, — вспоминает Илона. — Мне было больно смотреть на то, как люди, ещё вчера говорившие о призвании и спорте с придыханием, превращались в обыкновенных саботажников. Я решила для себя: разруха лет пять продлится, значит, я как раз смогу взять тайм-аут в карьере и заняться семьёй и образованием. Мой штурман как раз пошла в автотранспортный техникум, и я пошла вместе с ней. Закончила техникум с отличием, воспитывала детей: я вышла замуж за автогонщика, у нас родились сын Сашка и дочка Лиза.

Гумилёв и Ахматова

— В автоспорт я вернулась после окончания техникума. Мы с партнёром открыли свою детско-юношескую автоспортивную школу. Это была первая в России большая школа для детей и подростков. Одновременно с этим мне фактически пришлось взять управление семьёй в свои руки. Наши отношения с мужем дали трещину, — говорит Илона. — У нас всегда была конкуренция, хотя мой бывший супруг гораздо старше меня. Девяностые разрушили многое в его представлении, да ещё и я в гору пошла. Я творческий человек и очень трудолюбивый. Не все выдерживают мой темп. Когда муж и жена работают в одной области, между ними возникает напряжение. Недаром Гумилёв и Ахматова тоже не ужились в своё время.

После развода Илона ушла с детьми на съёмную квартиру. На какое-то время она полностью погрузилась в преподавание, а ралли как будто бы остались в прошлом. Возвращение в автоспорт случилось неожиданно. Однажды Илоне позвонил профессиональный гонщик с 20-летним стажем, дважды чемпион России, Александр Потапов, и предложил стать его штурманом.

— Работать со «звездой» уровня Потапова — мечта. У меня она сбылась. Правда, есть одно «но»: я не штурман, я — пилот. Это большая разница: штурман должен быть очень чётким и системным человеком. А я не совсем такая. Быть пилотом — это моя стихия, стихия полёта, риска, преодоления себя, — отмечает Илона. — Но отказать Потапову я не могла. Работа с ним в одной команде — это сотрудничество с топовыми пилотами. Кроме того, далеко не все мужики добились участия в чемпионате Европы. Это очень престижно.

Свой пацан

Автогонщиц значительно меньше, чем гонщиков: по подсчётам американских журналистов, женщин, выступающих в «Формуле-1», примерно 10–15 % в каждой команде. Разумеется, ралли и «Формула-1» — две разные вселенные. Но и там, и там гонщицы регулярно сталкиваются с непониманием и насмешками со стороны мужчин.

Например, неаполитанке Марии-Терезе де Филиппис однажды помешали выступить в Гран-при Франции. По её словам, гоночный директор заявил: «Единственный шлем, который должна надевать женщина, — это сушилка для волос в парикмахерской».

— Я могу говорить только про свой опыт, у меня нет привычки говорить сразу за всех. Лично я сталкивалась с самыми разными реакциями. Кого-то из мужчин восхищает, что я гонщица. А кто-то, наоборот, фыркает: «Чего пришла?» Трое мужчин бросили заниматься спортом из-за меня. Они не вынесли, что их объезжает женщина. Двое из них сказали мне об этом, глядя в глаза. Как только я начала достигать настоящих результатов в ралли, негатив по отношению ко мне вырос, — рассказывает Илона.

И тут же добавляет:

— Но мне всё равно. Я свой пацан. Мне всегда было важно получить авторитет среди настоящих спортсменов. Не мужиков, а именно спортсменов. А как меня воспринимают коллеги-мужчины, зависит от их культурного уровня, вот и всё. Это не мои проблемы. Мама однажды сказала мне: «Никогда не предавай своё дело. Что бы ни происходило, в какой бы ситуации ты ни была, дело тебя вытащит». Для меня это жизненное кредо. Когда мне очень тяжело, я просто собираюсь и вкалываю. Мой путь чем-то похож на путь самурая.

Ещё?

Подпишитесь на обновления

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю согласие на получение e-mail рассылки.