Технологии

Встать на ноги
и полюбить себя

Как высокотехнологичные протезы помогают людям больше двигаться и заниматься спортом

Авторы: Валя Третьякова, Валерия Плешкова

23 августа

Ирина Скачкова передвигается с помощью высокотехнологичного протеза: занимается в спортзале, плавает, путешествует, катается на лыжах на Эльбрусе. Желание двигаться и вести активный образ жизни мотивировали её побороться за бионический протез и начать новую жизнь. Рассказываем, как спорт помог Ирине полюбить своё тело, почему людям с ампутацией важно больше двигаться и с какими трудностями можно столкнуться при получении протезов в России.

Ирина называет себя «киборг-girl». Употреблять слово «инвалид» она не любит, определение «человек с ограниченными возможностями» неверно, а говорить «человек с неограниченными возможностями», как сейчас у многих принято, как-то нескладно.

Впервые Ирину назвали киборгом, когда пригласили на «Кибатлетику», крупнейшее в России мероприятие по демонстрации возможностей высокотехнологичных протезов: «Друзья-киборги, мы вас приглашаем!»

«Классно. Оказывается, я киборг», — подумала Ирина

Тогда она поняла: с протезом можно не только ходить, но и участвовать в спортивных соревнованиях, быть активным человеком и любить своё тело. Раньше Ирина стеснялась протеза: шила себе длинные юбки, подбирала джинсы, чтобы обычная нога симметрично смотрелась рядом, а летом обязательно надевала носки на случай, если где-то придётся разуться.

Авария

Ирина потеряла ногу тринадцать лет назад в ДТП. В той же аварии погиб её муж, с которым они вместе воспитывали дочку Кристину.

К концу студенчества молодые родители открыли небольшой бизнес: организовывали свадьбы и делали украшения на капоте автомобилей. Но бизнес не приносил много денег, поэтому они решили устроиться на другую работу.

«Мы должны были уже в понедельник выходить на новое место, но попали в аварию»

Такси, в котором они ехали, снёс другой автомобиль. Муж погиб на месте, а Ирина потеряла ногу выше колена, получила черепно-мозговую травму, повреждение лёгкого, гематому печени и перелом бедра. После аварии Ирина провела в больницах полтора месяца. Всё это время девушка лежала на спине, поворачиваться на бок ей разрешили только через месяц, следующие восемь месяцев ей нельзя было сидеть из-за перелома бедра.

— Когда долго лежишь, мышцы атрофируются. Иногда даже трудно выйти из лежачего состояния: голова идёт кругом и от малейших движений можно потерять сознание, — рассказывает Ирина.

Восемь месяцев лёжа, без возможности даже присесть, были тяжёлыми для Иры. Она вспоминает, что из-за отсутствия движения начинала раздражаться по мелочам и капризничать: «Физически это ощущалось будто не можешь себя почесать». Поэтому девушка, как могла, старалась ускорить выздоровление: начала делать упражнения и пыталась двигаться раньше, чем положено. Вставать на одной ослабленной ноге было непросто, и костыли мало чем помогали, но вела цель — скорее продолжить работу и бизнес.

«Стыдные» протезы и комплексы

Первый протез Ире выдали в больнице в скором времени после операции. «Что это за тихий ужас?» — подумала девушка. Грубые крепежи (ленты) цеплялись по бокам к протезу, а потом надевались, как подтяжки, на плечо. Второй протез Иры выглядел не так плохо, но с ним она постоянно боялась упасть. Из-за этого поступь стала неправильной и развилась хромота.

Ира училась ходить сама, без помощи специалистов. Она говорит, что на липецком протезном предприятии до сих пор нет специально оборудованного места, где люди могли бы привыкать к ходьбе с искусственной ногой. Всё, что есть, — поручни длиной два метра для первых шагов.

На Ирину, как она выражается, «наросли» переживания и комплексы. Липецк — небольшой город, люди постоянно смотрели на неё и иногда задавали беспардонные вопросы.

«На работу я устраивалась, скрывая протез: я знала, что человека с инвалидностью не возьмут. На собеседованиях никогда не говорила, что у меня протез»

На всех трёх работах, которые были у Ирины после ДТП, она никогда не афишировала, что у неё стоит протез. Хромает из-за травмы — так думали коллеги. На всех корпоративах она избегала праздников на природе или в бане, чтобы никто не увидел её без брюк. Когда год назад Ирина завела себе инстаграм, её бывшие коллеги комментировали: «Ничего себе, а мы и не знали, что у тебя протез».

Борьба за протез

Самые высокотехнологичные протезы для ног на сегодняшний день — электронные. В них встроены специальные датчики, считывающие давление культей на мышцу и другие показатели. Микропроцессор в коленном модуле обрабатывает информацию за долю секунды и позволяет человеку ходить естественно и безопасно.

Сейчас у Ирины высокотехнологичный протез Genium фирмы Ottobock с внешним источником питания. Девушка получила его бесплатно, как и все предыдущие, но за него пришлось побороться. Устройство из-за его высокой стоимости — больше двух миллионов рублей — выдавать, по словам Ирины, не хотели.

Когда девушка пришла за очередным протезом, она случайно узнала о новой программе: протезное предприятие выделило квоты на дорогие высокотехнологичные протезы. Поначалу Ирине стало неприятно: она столько мечтала о таком протезе, а ей не сообщили о возможности его получить, но потом обиду вытеснило воодушевление.

«Я всегда всего сама добивалась, почему в этот раз мне кто-то должен?»

На борьбу она настроилась быстро. На кону был шанс перестать хромать, получить возможность заняться любимым парапланеризмом и вновь почувствовать себя красивой. Поэтому Ирина решила пойти на штурм: сдавала бесконечные анализы, собирала всевозможные справки, даже взяла на работе рекомендацию о том, что она перспективный сотрудник и ей очень нужен хороший протез, чтобы оставаться мобильной. Всю эту кипу бумаг Ирина принесла на медико-социальную экспертизу в Липецке, но там ей сказали, что не могут принять решение, поэтому отправили дело в Москву.

На медико-социальной экспертизе в столице девушку «мурыжили два часа». В комиссии ей сказали: «Вы — молодец, грамотная женщина, но вам этот протез не нужен, вам его „впаривают“, это реклама».

— Экспертиза — это всегда нервный срыв. Я пыталась записать это всё на диктофон, но не сохранилось. К тебе относятся так, будто ты попрошайничаешь. Будто я у них машину прошу: «Дайте, пожалуйста, я покатаюсь», а не ногу, — вспоминает девушка.

Несмотря на стрессовое интервью, бюро всё-таки приняло решение в пользу Ирины. Когда ей наконец выдали протез, она даже не стала надевать на него поролоновые насадки, скрывающие механизм.

«Он же космический. Когда я надела протез, ощутила такую лёгкость. Это как „шестёрку“ сравнивать с „Мерседесом“»

«Кибатлетика», лыжи и любовь

С этого момента у Ирины начался новый этап в жизни. Она впервые за двенадцать лет начала носить вещи, не скрывающие протез. Первый проход по улице в юбке был тщательно спланирован. Ирина пошла на день рождения брата, идти было недалеко, но всю дорогу девушка спотыкалась, потому что думала только о том, что на неё смотрят. Это было очень важное событие — преодоление своих страхов и комплексов.

Самым важным изменением, произошедшим в жизни Ирины после появления бионического протеза, стало возвращение в большой спорт. Новый протез ещё не был доделан, это была пробная версия, которая требовала дальнейшей модификации, когда она записалась на первые соревнования по «Кибатлетике». «Первая мысль: почему я не начала делать это сразу? Почему никто мне об этом не рассказал? Не надо было рваться на работу, нужно было отправляться в спорт. Оказывается, любым спортом можно заниматься и без ноги». До этого девушка не знала о такой возможности и лишь пару раз видела соревнования паралимпийцев по телевизору.

Когда Ирина пошла в спортзал, тренер растерялась и на первом же занятии призналась, что не знает, как проводить тренировки. Первое время девушка ощущала себя обузой: все вокруг думали, что, раз нет ноги, значит, она слабее и травм не избежать. Приходилось объяснять, что в протезе нет ничего страшного и он не мешает занятиям спортом.

В Великобритании одна из самых распространённых причин отказа от спорта людей с инвалидностью — отсутствие уверенности в себе и стыд. Среди других причин: физические недуги, недостаток времени и денег. В России к этому добавляются сложность выйти из дома и передвигаться из-за отсутствия пандусов, лифтов и инфраструктуры. А заниматься спортом людям, потерявшим конечность, необходимо: регулярные тренировки, как показывают исследования, повышают их самооценку и позитивно влияют на восприятие своего тела.

Согласно исследованию нидерландских учёных, среди людей с ампутацией 32 % занимаются спортом. На Западе распространена система менторства. Одна из самых крупных организаций –– NDMC (National Disability Mentoring Coalition). В неё входят менторы, которые устраивают мероприятия, направленные на мотивацию к жизни и спорту, а также становятся личными наставниками для людей с инвалидностью и помогают им социализироваться и получить протезы.

За год девушка научилась кататься на водных лыжах, съездила на Эльбрус, где впервые встала на горные лыжи. Сначала было очень страшно, говорит Ирина, поэтому она каталась с инструктором на учебном скате для детей.

— Только, наверное, дня через три меня отпустило, когда я поняла, что всё получается хорошо, — рассказывает она и добавляет, что после этого весь день каталась без инструктора. Спорт сильно помог Ирине справиться с комплексами и побороть депрессию.

«Результат в спорте сильно влияет на самооценку, сразу начинаешь себя любить и хвалить. Каждое новое событие, которое простому человеку может казаться элементарным, в твоём случае становится поводом для гордости»

Ещё одно приятное событие из тех, что случились не так давно, — Ирина начала жить со своим молодым человеком. Это её первые настолько серьёзные отношения после той аварии. По словам девушки, от этого человека она ничего не скрывает, только иногда по привычке закрывает бедро, если на него не надет протез.

«Бывает, лежу, накрываю культю простыней. И он говорит: „Зачем ты это делаешь?“ Его это обижает. Он думает, что я от него прячу. А я объясняю: „У меня привычка“. Хотя тело своё — не знаю, как это правильно говорится, — надо любить».

Ещё?

Подпишитесь на обновления

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю согласие на получение e-mail рассылки.